В Северодонецке появились новые версии причин суицидов

В Северодонецке появились новые версии причин суицидов

"Подтолкнуть" к краю окна самоубийц мог и цвет балконов. Фото: nedelya.net.ua

Тем временем северодончане выдвигают свои версии по поводу "эпидемии суицидов".  

По мнению депутата Северодонецкого горсовета Сергея Самарского, который, кстати, и иницировал создание космиссии по изучению суицидальной обстановки, причины самоубийств стоит искать в социально-экономической плоскости. 

- Молодежь в Северодонецке не видит своего будущего. На "Азот" не устроишься, там потихоньку идет оптимизация персонала; бизнес валится: наш город в прошлом году первым в области увеличил арендную плату за землю в 3 раза. У людей будущего нет, - уверен Сергей Самарский. 

Врач-реаниматолог с многолетним опытом работы, заведующий отделением интенсивной терапии Олег Дудник отмечает, что прыжок из окна - наиболее  верный и безболезненный способ уйти из жизни.

- Чем с большей высоты падает человек, тем больше вероятность летального исхода. Так как в большинстве случаев человек, падая с высоты, ударяется головой и теряет сознание, то мучений, как правило, не испытывает. Среди суицидников, которые попадают в реанимацию,большинство сводят счеты с жизнью при помощи различных таблеток. Причем 90% из них умирать, как правило, не собирались, а хотели таким образом напугать близких. Те же, кто вешается, бросается под поезд или прыгает с большой высоты, ничего не демонстрируют, они действительно приняли решение уйти из жизни, - рассказал врач.

Практикующий психолог Ксения Лаврова также считает, что северодонецкие самоубийцы выбрали самый доступный способ свести счеты с жизнью. А спровоцировал их так называемый кризис 30 лет. Тот факт, что многим самоубийцам до тридцати было далеко, Ксения объясняет тем, что возрастные кризисы за последние годы очень помолодели.

- У детей кризис одного года сейчас может наступать в шесть, даже в пять месяцев. У взрослых кризис 30 лет вполне может случиться в возрасте от 20 до 30 лет, отметила Ксения Лаврова.  

Кроме того, она братила внимание на одну деталь: балконы серых панельных многоэтажек обшиты ярким кроваво-красным и оранжевым пластиком. Это особенно бросается в глаза на улице Курчатова, где произошло уже три самоубийства. По мнению психолога, цвет пластика мог стать последней каплей, подтолкнувшей людей к непоправимому.

- Красный - цвет, вызывающий агрессию, которая в том числе может быть направлена и на самого себя. Оранжевый - во много раз усиливает любое эмоциональное состояние человека. Хорошо, если человек смотрит на оранжевый, когда радуется. Но, если он угнетен, то при взгляде на ярко-оранжевый состояние угнетенности рывком идет вверх, - говорит Ксения.

Что же касается экологического фактора, то, по словам Сергея Самарского, в Северодонецке трудно определить, какие именно предприятия портят воздух - местные, лисичанские или рубежанские. Вредные выбросы химических предприятий опасны не только для органов дыхания. К примеру, хронические отравления фенолом вызывают нервные расстройства, формальдегидом - приводят к депрессии.

Примечательно, что на уже упоминавшейся улице Курчатова, во дворе, где трое свели счеты с жизнью, из десяти соседей, опрошенных журналистами, о самоубийствах знали лишь двое, причем одна женщина - только из выпусков новостей. 

Юлия Власова, по материалам Недели

Северодонецк