Краснодонцы жалеют детей матери-героини, убившей двух девочек

Старшие дочери Оклей живут в родительской квартире. Фото Константина Буновского с сайта kp.ua

Старшие дочери Оклей живут в родительской квартире. Фото Константина Буновского с сайта kp.ua

События
15 сентября 2012 11:33

Приемного 6-летнего сына семьи, брата убитых девочек, отправили в луганский интернат. Девятимесячный родной сын находится в доме ребенка, а две дочери-школьницы (14 и 16 лет) проходят медико-психологическую реабилитацию в интернате. Старшие продолжают жить обычной жизнью. За все это время никто из них ни слова не сказал журналистам. Вывести сестер на откровенный разговор попыталась "Комсомолка". 

Пятикомнатная квартира, которую власти города подарили многодетному семейству, находится на первом этаже обычной многоэтажки. Дверь журналистам открыла белокурая девушка - 19-летняя Люба. Услышав, зачем мы приехали, решительно выпалила:  

- Какая разница, где правда? Все равно все пишут и говорят то, что хотят. Мы ничего не скажем.  

- А Юля дома? Как ее самочувствие? (22-летняя Юлия помогала родителям избавляться от тел, но ее отпустили на подписку о невыезде по состоянию здоровья: девушка - инвалид, пережила тяжелую операцию на сердце несколько лет назад. - Прим. авт.) 

- Да, она дома. А как, по-вашему, она может себя чувствовать? - совсем разозлилась Люба и захлопнула дверь.  

Через 5 минут обе сестры в спортивных костюмах и черных очках, уже как-то профессионально прикрывая лица руками, вышли из подъезда с дорожными сумками и пакетами. Сели в такси и уехали. 

- Вам повезло, что они с вами вообще заговорили и даже двери открыли. Они же людей сторонятся, - разводит руками Ирина, соседка Оклей сверху. - А мы их жалеем. Разве дети виноваты в том, что такая беда случилась? Тем более старшие с родителями давно не жили… 

Жильцы многоэтажки рассказали, что Люба и Юля перебрались в родительскую квартиру сразу после обыска. У семьи есть еще полуразрушенный старый дом в поселке Семейкино. Именно там Светлана с мужем сожгли тело 3-летней Лизы, а через несколько месяцев неподалеку в лесополосе закопали тело ее младшей сестрички Кати.  

- Люба и Юля из дома почти не выходят, только по ночам, - вздыхает еще одна соседка Анна Бальзамова. 

По ее словам, во время обыска квартилы  многодетного семейства ее поразила бедность. 

- Крошечный старый холодильник. Почти нет мебели. Когда поднимали половики, там был рассадник тараканов. И везде пятна крови. На батареях, матрасах, - говорит женщина.

Откуда эти пятна, ведь между вторым убийством и обыском прошло полгода, остается только догадываться. Пороли здесь за любую провинность и родных, и приемных детей. Кроме ремня в чести были затрещины и оплеухи, а рука у мамы, выросшей в селе, была ой какая тяжелая… После таких вот "нравоучений" и умерли малышки. Другие дети, выходит, оказались покрепче. 

Когда об убийстве заговорил весь город, в доме побаивались "народных мстителей": мол, подъезд непотребствами испишут, в окна камни начнут бросать… Обошлось. 

- У нас этих бедных девочек не обижает никто! - заверила Анна Бальзамова. - Шок и вся эта буря осуждения прошли, и теперь осталась только жалость к ним. 

Коллеги Любы из абонентской службы местного горводоканала тоже подтвердили: никакой травли нет. Когда Люба приходит проверять показания счетчиков в квартирах, ей все открывают дверь, никто за ее спиной не говорит ничего плохого… 

- Мы когда из новостей обо всем узнали, первое время даже стеснялись у нее что-то спрашивать, - говорит Светлана Васильевна, начальница Орловой. - Еще так совпало, что у Любы ведь свадьба намечалась со дня на день. А потом она приходит и говорит, что роспись перенесли. Мы поняли, из-за чего. 

В горводоканале также рассказали, что Люба уже четыре года живет самостоятельно - после того как мать ее выгнала из дому. За что - неизвестно. Но с тех пор Люба почти не общалась с семьей. А с матерью отношения были особенно плохими.  

При этом на людях все дети были очень замкнутыми и молчаливыми. Удивительно, но никто из ребят не проболтался об исчезновении младших сестер - ни в школе, ни во дворе… А ведь некоторые видели, как мать лупила приемышей до беспамятства.  

Кстати, ни Люба с Юлей, ни старший сын Сергей не изъявили желания взять опекунство над родными сестрами и братом. Сергей уже признался чиновникам, что попросту не имеет такой возможности, девушки пока молчат. Младшие дети пробудут в интернатах, пока их родителям не вынесут приговор. Только после этого их смогут поставить в очередь на усыновление.   

За месяц многое изменилось и в службе по делам детей Краснодонского горсовета. Сразу после скандала сменили начальника. Под следствием завсектором опеки  местного исполкома. Выводы комиссии, нагрянувшей с проверкой, ошарашили: за полтора года, как Оклей усыновили троих приемных детей, соцработники не наведались в семью ни разу. Хотя обязаны приходить с проверками раз в 2-3 месяца. 

Новый коллектив службы, уже, видимо, привычный к визитам журналистов, на все вопросы выдает фразу, заученную назубок: 

- Мы приняли решение не давать комментариев, - говорит Олег Шерешенев, и.о. начальника. - СМИ больше не доверяем - всем. За то, что необъективно освещали эту ситуацию. 

По материалам "Комсомольской правды в Украине"

Это чат – пиши и читай 👇
Ого! ты доскролил до нашего чатбота 😏
Теперь у тебя есть возможность настроить его под себя и узнавать важный контент первым, чтобы рассказывать друзьям
Только почта, только хардкор 🤘
Мы в соцсетях